Страниц всего: 129
[1-10] [11-20] [21-30] [31-40] [41-50] [51-60] [61-70] [71-80] [81-90] [91-100] [101-110] [111-120] [121-129]

Симонов К. М. -- Солдатами не рождаются


– Нет, – сказал Синцов. – П-почему? – А вы что, соответствующего приказа не читали? – Читал, но некоторые п-пробуют его забыть. – А я не пробую, – сказал Синцов. Он слишком хорошо помнил этот прошлогодний приказ, которым под угрозой трибунала запрещалось вести дневники, находясь в действующей армии. Под приказ попал прошлым летом замполит полка – под горячую руку пошел в штрафной батальон из-за тетрадочки. – Не самый удачный п-приказ, п-по-моему, – сказал Гурский. – П-после войны будем рвать на себе в-волосы. Г-говорю как историк п-по образованию. Согласны? Синцов не ответил: услышал близкую очередь из немецкого пулемета и вскочил. Но продолжения не было. Просто кто-то из своих пробовал немецкий пулемет. – У вас личное оруж ...

- 61 -


«А о подготовке завтрашней операции будет говорить уже с Ильиным, со мной не хочет зря время тратить», – подумал Синцов о Туманяне, выходя из землянки. Он шел по окопу впереди лейтенанта с перебитым носом и слышал, как тот хрустит сапогами по снегу. «Так вот кто, оказывается, там, в резерве, стоял в затылок за Богословским. А может, не только за Богословским, а теперь и за мной, все же бывший полковник, сегодня зам у Ильина, а послезавтра вместо меня – комбат. Это недолго. И даже наверное назначат, если не пьяница». – Не расстраивайся, комбат, не такое с людьми бывает, – сказал за спиной лейтенант с перебитым носом. Голос его не был хриплым и злым, как там, в штабе армии. Голос был чистый и добрый. «Сейчас ты – как стеклышко, – подумал Синцов. – А какое с людьми ...

- 62 -


– Жениться, что ли, задумал? – улыбнулся Кузьмич и с любопытством посмотрел на Синцова. – Никак нет, – поддаваясь его тону, сказал Синцов. – Разводиться не хочу! Командир полка приказал сдать батальон Ильину и идти в медсанбат. А я прошу оставить меня. С лица генерала сошла улыбка. Оно сразу стало серьезным. – Раз командир полка приказал, надоть выполнять. – А я выполняю. Сдаю батальон. Но прошу приостановить приказание. Могу воевать. – А рана? – Заживет, как на собаке. – Хорошо, коли заживет, – сказал Кузьмич. – Калек нам и без тебя хватает. – Рана не болит, товарищ генерал. Все в порядке. – Что не болит, это еще не все в порядке, – сказал Кузьмич. – Стыть будет на холоде. У меня в девятнадцатом году на колчаковско ...

- 63 -


– Неправда. Ты просто хочешь… – Почему неправда? Думаешь, хуже тебя были? Она подумала о Дегтяре, потому что больше думать было не о ком, и повторила убежденно: – Не хуже, а гораздо лучше. – Почему ты так зло говоришь со мной? – сказал он обиженно. – Глупо встретил, вот и разозлилась. Испугался, что побегу твою жену кислотой травить? – При чем тут это?.. Я вовсе не думал. Я просто хотел, чтобы все было… – Тихо, гладко, как по расписанию? Эх, ты… Расскажи лучше, как мама живет. – Мы говорили с ней только по телефону. Я давно не видел ее. – Как давно? – С октября. – А… понятно. – Мне было бы трудно ей объяснить. Я женился, когда поверил, что ты погибла. А она по-прежнему считала, что ты жива. И ...

- 64 -


– Больше года. – А как обратно на Большую землю попала? – Раненую самолетом вывезли. – А в каких местах была? Я эти районы знаю. После гражданской с продотрядами ходил там во все концы, хлеб для пролетариата брал. Таня стала рассказывать, а сама все время думала, когда же придет мать… – Скоро придет, – почувствовав это и прервав расспросы, сказал Малинин. – Только смену сдаст. А пока не сдаст, все равно не придет. В партию она вступила… Как раз когда о Сталинграде первое сообщение было, в тот день ее принимали. Не говорила еще тебе? – Не говорила. Это было для нее неожиданностью; она как-то никогда не думала, что мать может вступить в партию. – Большой воз тянет, – сказал Малинин. – Не только в цеху, а еще и рабочий ...

- 65 -


Отец говорил мне потом, что испугался: кругом уже стрельба шла, – послушался этого Кротова. А когда с завода стал выходить, смотрит – Кротова нет. В эшелон сели; на третий день его спрашивают, где ведомости. Он рассказал все, как было. А Кротов где? А Кротова нет. В дороге не до этого было, а на место приехали – сразу про всех выяснилось, кто вел себя некрасиво: и кто исчез, и кому дети были поручены, а он их бросил, а кто на сто тысяч зарплату не вывез, заявил: сжег, – пять человек из партии тогда исключили. И отца тоже – за этот ящик. Он признавал свою ошибку. Потом, когда Ростов обратно взяли, на завод наша бригада поехала кое-что из оборудования вывезти, чего сразу не успели. Отец точно им место объяснил, где ящик. Говорил: все же моя вина меньше, если не пропало ничего… Два месяца ...

- 66 -


– Да чем же он так плох? – Мать не хотела отказаться от запавшей ей в голову мысли. – Для меня плох. Она заранее решила не говорить о том, что он успел здесь жениться, не хотелось обсуждать это с матерью. А сейчас еле удержалась, чтоб не сказать. – Ты что, хочешь, чтоб я обратно на фронт уехала и аттестат вам с ним пополам высылала? – Почему? – сказала мать. – Раз муж здесь, может, и ты здесь останешься… – Значит, раз он не на фронте – и мне там, где он? А почему он не на фронте? Мне двадцать шесть, и ему двадцать шесть! Я баба, а он мужик. Я врач, и он врач. Почему я там была, а он тут? – По-всякому бывает. Он, как детский врач, эшелон с детьми сюда повез. А потом остался тут. Он мне рассказывал, как остался… Детских врачей не хватало, эп ...

- 67 -


Это все дела за одну только дорогу от общежития до литейки. И только личные, как говорится. А к ним прибавь еще заводские – и тоже такие, что за один раз не решишь. Опять придется с директором запираться и говорить так, чтобы никто не слышал, потому что в механическом снова кисть человеку отхватило, – надо ограждения ставить. А ставить – надо их делать, а потом цех на несколько часов останавливать, а цех останавливать нельзя. А не останавливая ставить – можно опять же людей покалечить… И что директор будет говорить, заранее известно! Скажет: «Если двести мин для „катюш“ недодадим фронту, там из-за этого больше людей покалечит, чем у нас без этого ограждения». И это тоже верно. А выход все же надо искать. Люди на все готовы, раз война! Готовы и в не остывший от плавки мартен лезть! Но ин ...

- 68 -


– Ты доктора Колчина знаешь? – Какого Колчина? – Детского доктора… Ну, из этой… из поликлиники? Мне Овсянникова, из литейки, говорила, что он твоих ребят лечил. – Знаю. – Капустин вспомнил молодого красивого доктора, которого за последний год несколько раз видел у себя дома. Месяца два назад, когда оба сына сразу заболели дизентерией, а потом ребятам стало заметно лучше, он на радостях задержал доктора – поужинал с ним, распил полфляжки спирта и завез его на машине домой, а сам еще поехал в ночную смену на завод. – Что он за человек? – Человек как человек… Детей вылечил… А чего тебе-то? – Тут дочь у Овсянниковой приехала, партизанка, ты ее видел у меня… Сегодня в цехах выступала. – Знаю, что выступала. – Так это ее муж. ...

- 69 -


Да и смерть над головой – понятие растяжимое. Когда чувствовал себя особенно плохо, как сегодня, считал, что вряд ли продержится до конца войны. Но мысли о том, как бы подольше протянуть на эту последнюю копеечку здоровья, не допускал. Жил, не считаясь с этим. Когда думал о смерти, то чаще всего это связывалось с мыслями о сыне, с той словно бы торопившейся до конца высказать себя любовью, которую испытывал к сыну последнее время. Сын вместе с матерью приехал к нему сюда, в Ташкент, полгода назад, чтобы быть здесь подле него, если он выживет после трех операций, или схоронить, если умрет. Приехал, пришел к нему в госпиталь и стоял рядом с матерью, совсем еще мальчик, с пустым правым рукавом, с детским проборчиком в волосах. Стоял, сбежавший на фронт, провоевавший всего три недел ...

- 70 -



Страниц всего: 129
[1-10] [11-20] [21-30] [31-40] [41-50] [51-60] [61-70] [71-80] [81-90] [91-100] [101-110] [111-120] [121-129]