Страниц всего: 230
[1-10] [11-20] [21-30] [31-40] [41-50] [51-60] [61-70] [71-80] [81-90] [91-100] [101-110] [111-120] [121-130] [131-140] [141-150] [151-160] [161-170] [171-180] [181-190] [191-200] [201-210] [211-220] [221-230]

Симонов К. М. -- Разные дни войны. Том I


Но одну страничку своих тогдашних первоначальных записей все же приведу в надежде, что сквозь них проглянут черточки характера этого милого моему сердцу военного человека. "На перевале, когда отступали к Приморью, четверо суток ни ели ничего абсолютно. Подойдет то один, то другой старый казак, спросит: - Вы, наверное, кушать хотите, товарищ генерал? - А что у тебя есть? - А сухари. - Брешешь. - А вот. Вытаскивает из переметных сум замусоленный кусок сухаря. - Да ты сам же не ел. - Да я ел только что. - Чего же ты ел? Врешь же. - Да, ей-богу, ел. - Да чего же ел? - Да опять же сухари. Да вот этот остался, не хочется больше. И так пристанет до тех пор, пока не заставит сгрызть кусок сух ...

- 141 -


Хрущев повернулся к нему и спокойно сказал: - Вы командир корабля, вы и решайте. И мы продолжали полет. С аэродрома я поехал прямо в редакцию. Добрался до нее только поздним вечером. Редактор сказал, что "Западный и Калининский фронты начали наступление на Ржев и Вязьму, поэтому он меня и вызвал. - На семь утра подготовлена машина, поедешь. Потом во время разговора с ним выяснилось, что первоначально он вызвал меня все-таки не поэтому. Просто решил, что я засиделся на Южном фронте, хотел, чтоб я вернулся в Москву, за несколько дней отписался и после этого поехал на Юго-Западный. Теперь планы менялись. - Сначала съездишь на Западный, дашь оперативный материал оттуда, а уже после этого отпишешься за Южный, отдашь все, что задолжал... ...

- 142 -


Когда идешь под долгим обстрелом, начинаешь нарочно думать о хороших днях, а потом думаешь: напрасно об этом вспоминаешь, все равно убьют. А иногда думаешь наоборот - что уж поскорей бы убили тебя. И в то же время стараешься успокоить раненого, чтоб поверил, что не умрет. А после боя реакция. Видишь все это поле, поле, по которому ползла, и в слезы. После того как ранило бомбою, стала больше всего бояться бомбежки. Припаду к земле, лежу, ничего не помню. Помню, очень грязная была после ранения, за собой ведь не следишь в минуты опасности. Пошла добровольно. Бойцы относятся хорошо. А иногда хочется быть мужиком. Все, что есть, все в санитарной сумке. И одну гранату тоже в сумке держу. Пусть что угодно, а от раненых не уйду. Когда девчат наших убивает, все равно ка ...

- 143 -


В дневниках об этой поездке всего несколько строчек. ...Снова вылетел на юг с Халипом. Ничего особенного в эту поездку не произошло. Был у своего старого сталинградского знакомца Утвенко, там заболел какой-то особенно зверской гнойной ангиной и пролежал в жару две недели, сначала в медсанбате, потом в санчасти штаба фронта. В середине апреля вернулся в Москву... Что остается добавить к этому теперь? Прилетев на Южный Фронт и застав там затишье, я сначала хотел поехать к танкистам, в бригаду майора Овчарова, в которой уже был раньше, во время боев между Ростовом и Таганрогом, и писал о ее действиях. Командир бригады до войны был филологом. Меня заинтересовала эта судьба: из филологов - в командиры танковой бригады. Тогда, в первый раз, поговорить с Овчаровым о нем ...

- 144 -


- Есть тебе еще задание, папаша. Ползи обратно в полк свяжись, связи нет. Я пополз. Ночь ясная. Вижу, связь, провод. Потом человека вижу. Он один. Говорю ему - дай закурить, а он чего-то как загогочет не по-нашему. Значит, немец. Застрелил я его. Дополз назад к командиру полка и не нахожу его, пустой окоп. Оказывается, он ближе к передовой переместился. Вертаюсь обратно, слышу голос командира полка. Тут он мне приказал опять ползти в мой батальон, сказать комбату, чтобы со своим батальоном откатывался назад. Пополз. Спросил, в чем дело. Я передал приказание, и мы стали отползать все вместе. Вернулся я в полк. Мы пропустили в середину обоз и стали отходить, вырываться. Мы вправо, влево, в цепь и ударили на немцев. Немцы от нас отступили, и мы вышли к своим после т ...

- 145 -


В дневниках нет записей о многих куда более существенных днях, а об этом дне прилета в Москву есть. ...Бывает же так, что запоминается бледный, ничем не примечательный день. Так запомнился мне и этот день в Москве. В редакции знали, что я должен на днях вернуться, но когда именно я сообщить не успел. С аэродрома попутчики закинули меня в редакцию. Она к этому времени уже снова была на прежнем месте, на Малой Дмитровке, во дворе. Зашел в редакцию. Никого. Воскресенье. Только вахтеры. Зашел в один из пустых кабинетов и стал звонить домой. Дома у меня жил один из моих довоенных друзей, военный корреспондент, недавно переженившийся и поэтому бездомный. Позвонил домой - молчат. То ли нет дома, то ли он уехал на фронт, а его жена съехала. Подождал, позвонил еще ...

- 146 -


Вопрос. Вы надеетесь, что благодаря вашей пьесе ваши американские друзья лучше узнают природу русского человека? Ответ. Иностранными писателями и философами всегда бесконечно много говорилось о русской душе и об особенностях русского человека. Конечно, мне хотелось бы, чтобы американский зритель познакомился с особенностями русского человека. Но что до меня, то мне кажется, что все эти особенности сейчас сводятся к одной, свойственной пока на этой войне только русскому человеку: что он дерется не на жизнь, а на смерть. И я рад тому, что эта достойная подражания особенность будет перед глазами у американского зрителя. Вопрос. Над чем вы сейчас работаете? Ответ. Думаю написать повесть. Это будет моя первая крупная проза, и я отношусь к ней с некоторой робостью. Это ...

- 147 -


Никаких особых сборов вам проводить не надо. Следует взять с собой только то, что нужно, когда отправляешься в трехнедельную поездку. Не нужно ничего рвать и ломать с работой, нужно просто поехать в отпуск, а там дальше видно будет". Глава двенадцатая Мне казалось, что затишье еще продлится и я успею и дописать роман, и увидеться со своими стариками. Но вышло по-другому. Затишье кончилось раньше, чем они успели выехать в Москву; пришлось телеграфировать им на Урал, чтобы задержались, что я уехал на фронт. О том, как все в один день перевернулось, есть запись в дневнике. ...Пятого июля я весь день писал, завалив телефон подушками. Кончил главу. Поздно вечером пришли поужинать несколько Друзей. Вдруг в час ночи позвонил телефон. - Соединяю ...

- 148 -


Ему приносят сводки, но он держит их в руках, не читая, и, кажется, думает уже не о сегодняшнем, а о завтрашнем дне. Потом устало говорит мне: "Ночи такие короткие, а заснуть сразу не могу. А днем потом иногда так спать хочется, что только кофеин выручает..." Эта запись в блокноте, наиболее связная, дает некоторое представление о том первом дне, кода я попал в дивизию Горишного и пробыл там с утра до вечера на наблюдательном пункте. Записи, сделанные в следующие дни боев на Курской дуге, разбросаны по разным блокнотам. В один из этих дней, сейчас уже не помню, в какой, мы с Халипом рано утром уехали из дивизии Горишного в другое место, под Поныри, где в тот день особенно ожесточились бои. Были там на участке, где воевали 307-я стрелковая дивизия генерала Еншина и ...

- 149 -


Но пехота немцев из оврага пока не выходит, ждет. Там же, в овраге, укрылось и около тридцати танков. Доносят, что в 12.30 авиация зажгла пять из них. С авиационного наблюдательного пункта доносят, что наша авиация пошла тремя группами: одна бьет по пехоте, вторая по танкам, третья пошла вглубь. Адъютант объясняет кому-то по телефону: "Это говорит сынок хозяина". Начальник оперативного отделения вернулся из полка Маковецкого. "Ну как там Маковецкий?" - спрашивает Горишный. "Как всегда, невозмутим". "Хвалю 86-й гвардейский минометный, - с удовольствием говорит Горишный. - В воздухе над ним висит шестьдесят самолетов, а они выезжают на открытую огневую и лупят. Будь любезен! Храбрецы!" Видно, как бьют тяжелые эрэсы. "Вот это я понимаю, подарочки пош ...

- 150 -



Страниц всего: 230
[1-10] [11-20] [21-30] [31-40] [41-50] [51-60] [61-70] [71-80] [81-90] [91-100] [101-110] [111-120] [121-130] [131-140] [141-150] [151-160] [161-170] [171-180] [181-190] [191-200] [201-210] [211-220] [221-230]