Страниц всего: 106
[1-10] [11-20] [21-30] [31-40] [41-50] [51-60] [61-70] [71-80] [81-90] [91-100] [101-106]

Симонов К. М. -- Последнее лето


Она подошла к стоявшему у стены большому серванту, выдвинула ящик и поманила Синцова: – Иди посмотри. Наверно, никогда не видел такой прелести. Синцов подошел, не понимая, зачем она его зовет. А когда понял, не знал, что сказать. Да и некуда было вставить слово. Она продолжала говорить, не останавливаясь ни на секунду: – Это теперь все твоей дочери! Когда я в сороковом году вышла за Козырева и ждала ребенка, он попросил – у него товарищи летали за границу – привезти приданое. Так все и лежит с тех пор. У меня на седьмом месяце… Она резко повела рукой, объяснив этим жестом, что с ней произошло. – Не люблю этого слова… Врачи сказали: из-за того, что до этого сделала подряд несколько абортов… Может быть, и так, только не уверена, что это заслуженное ...

- 31 -


– Чего смеешься? – Испугалась, что ты ему руку сломаешь. А вообще смешно! Наверно, теперь не смогу на него без смеха смотреть, когда увижу. Только не хватало, чтобы ты ему руку сломал, вот была бы история! – сказала она так, словно этому человеку никак нельзя было ломать руку и Синцов должен понимать это. Синцов снова попытался вспомнить, где же он видел этого человека, но не вспомнил. А спрашивать не хотел. – Не буду тебе врать, – сказала Надя, – я с ним раньше, до Павла, знакома была. И он этого до сих пор никак забыть не может. – Просил тебя, не вдавайся, – повторил Синцов. – Хорошо, не буду. Неужели ты расскажешь об этом Павлу, сделаешь эту глупость? – Не волнуйся, не сделаю. Хватит с него там забот и без тебя. – Вот именно – б ...

- 32 -


– Это что значит? – Синцов слабо разбирался в театральной жизни. – А это тот, кто спектакль ведет. Разве тебя не удивляет, что все артисты всегда вовремя выходят и уходят со сцены, и за сценой стреляют вовремя, и море вовремя шумит, и собаки вовремя лают… Так вот все это я! Как только Надя стала рассказывать о театре, Синцов вдруг понял, кто был тот выставленный им за дверь парень, о котором она говорила так, словно его нельзя было не знать. Ну конечно же он знал этого человека по нескольким ролям в кино еще до войны и теперь, во время войны. Это был очень хороший артист, во всяком случае Синцову он нравился. А странные, словно выгоревшие волосы, которые помешали сразу узнать его, наверно, покрашены для съемок в какой-нибудь новой картине. «Вот наделал бы ...

- 33 -


– Другие страхуются, норовят продержать своего больного лишнюю неделю, а она, наоборот, только и думает, как бы вас поскорей на фронт выпихнуть! Ваше счастье, что с лечащим врачом повезло! Сказал шутя, сам не зная, как верно сказал. Действительно счастье! Как ни странно, Серпилин до конца понял, что она любит его, именно там, у главного терапевта, когда почувствовал, с какою силой она хочет для него того же, чего он сам. А вечером она захотела, чтобы он остался у нее, и он остался, и понял, что ей хорошо и будет хорошо с ним. И сегодня все утро после этого находился в том, наверное даже смешном со стороны, откровенно счастливом состоянии, которое с особенной остротой испытывают немолодые люди. Когда Синцов постучал и вошел, Серпилин выглядел уже не по-сан ...

- 34 -


И вдруг, когда машина уже тронулась, подумал не о том, о чем думал все это утро, а о том, что все-таки самого страшного не случилось: Таня жива! И если она обогнала его, то завтра днем или вечером он увидит ее там, на фронте. Просто увидит, как видят друг друга люди, не когда-то там, через год, или после войны, а завтра! И можно будет подойти к ней и дотронуться до нее, до живой… 12 Сегодня в час должна была состояться врачебная комиссия, а на завтрашнее утро Серпилин заранее назначил отъезд в армию. Получив привезенное Синцовым письмо, Бойко в дополнение к «виллису» прислал в Москву для страховки «додж-3/4» с водителем и техником-лейтенантом из армейского автобата. Хотя Серпилин и сказал вчера с маху этому технику-лейтенанту, что зря ...

- 35 -


– Теперь, выходит, отец меня уже не застанет. Пусть у тебя остановится, если приедет. – Я знаю. Анатолий предупреждал. – Походи за ним несколько дней, как тебе работа позволит. Все же он немолодой. Семьдесят семь. – Хорошо. Анатолий говорил. Я все сделаю. – Ну, а в случае чего, думаю, тебе соседка поможет. Как с ней живете? – Ничего, – не сразу, с запинкой сказала она. – Вижу, не договорила? Не ладите, что ли? – Нет, ладим. – Видимо, ей не хотелось говорить то, что предстояло сказать. – Ладим, когда не выпивает. – Как так выпивает? – У Серпилина не вязалось в голове одно с другим: воспоминание о соседке Марье Александровне, какой он ее видел, когда приезжал хоронить жену, и мысль, что эта женщина стала выпивать. – С чего вд ...

- 36 -


Глядя на нее, Серпилин вспомнил, как Пикин, бывало, говорил про ее письма: «Пишет мне моя дуреха». Может, и правда глупая, но, наверное, добрая. Доброта была не только написана на ее расплывшемся, когда-то красивом лице. Доброта была и в спокойных движениях, которыми она поправляла накинутый на плечи теплый платок, и в ее руках, толстых и мягких, с добрыми мягкими подушечками на пальцах. И полуседые волосы были добро и спокойно зачесаны на прямой пробор и затянуты сзади большим спокойным узлом. «А вот уж бриллиантовые серьги в ушах, наверно, от глупости, – подумал Серпилин. – Чего это она, едучи ко мне, нарядилась в свои серьги?» – Очень рада вас увидеть, Федор Федорович, – сказала Пикина, несколько раз глубоко вздохнув перед этим, не от печали, а чтобы отдышаться. – Я в ...

- 37 -


– С чем умер, с тем и надо было хоронить! Так рассердился, словно над покойником была совершена несправедливость. А может, так оно и было? – Откуда вы узнали, что я здесь, если не секрет? – спросил Серпилин. – Одна из наших прихожанок про вас сказала. «Наверное, какая-нибудь няня отсюда, из Архангельского, а может, и медсестра», – подумал Серпилин, но спрашивать не стал. – Церквей мало осталось, – сказала Пикина. – Сколько людей изо дня в день ждут, если хотят, чтобы не просто в поминание вставили, а отдельную панихиду об убиенном воине отслужили, как в очереди какой-нибудь, до слез жалко бывает! – Понятно. Где война – там и панихиды, – сказал Серпилин. Идя с ним по аллее, она продолжала рассказывать, сколько стало молящихся; что т ...

- 38 -


Оказывается, это он и собирался сказать, начав с глуповатой фразы про «отношения, которые теперь сложились». Почти все, о чем они говорили друг с другом за эти дни, все равно или выходило из войны, или уходило в войну. Она знала войну. Хирург, сделавший около тысячи операций, не может не знать войны. Но как-то она сказала, что он, наверно, во много раз лучше ее знает солдатскую жизнь. Он сначала кивнул, а потом, будто не согласился сам с собой, сказал: – Вообще-то как не знать, если в августе стукнет тридцать лет службы. Знать – не знаю. Но своими глазами, как живет солдат на войне, теперь вижу реже, чем раньше. Армия – это уже не дивизия и не полк. Сколько я вижу его, солдата, до атаки, в которой он или живой останется, или умрет, или попадет к тебе на с ...

- 39 -


– Ну, как? – спросила Розочка. – Давай для разнообразия помолчим. – Отчего ты такая грубая? – Я не грубая. Я неразговорчивая. Пойдем, а то опоздаем. Легонько подтолкнув, она пропустила соседку вперед. Попавшаяся им навстречу в аллее молоденькая девчонка-нянечка поздоровалась с ней с таким выражением лица, как будто тоже что-то знала. А может, только показалось: на воре шапка горит! Встретив нянечку, она усмехнулась тому, как и эта и другие нянечки звали их с соседкой: ее – молодой докторшей, а Розочку – старой, хотя Розочка старше не так уж намного, всего на семь лет. – Чего фыркаешь? – спросила Розочка. – Ничего, – сказала она, подумав про себя; «Вот в мне будет через семь лет – сорок семь, как Розочке, и я буду старой док ...

- 40 -



Страниц всего: 106
[1-10] [11-20] [21-30] [31-40] [41-50] [51-60] [61-70] [71-80] [81-90] [91-100] [101-106]
Яндекс.Метрика