Страниц всего: 130
[1-10] [11-20] [21-30] [31-40] [41-50] [51-60] [61-70] [71-80] [81-90] [91-100] [101-110] [111-120] [121-130]

Достоевский Ф. М. -- Бесы


— Это не то, нет, нет, это совсем не то! Место, где оканчивался этот третий, довольно большой скворешниковский пруд и к которому донесли убитого, было одним из самых пустынных и не посещаемых мест парка, особенно в такое позднее время года. Пруд в этом конце, у берега, зарос травой. Поставили фонарь, раскачали труп и бросили в воду. Раздался глухой и долгий звук. Пётр Степанович поднял фонарь, за ним выставились и все, с любопытством высматривая, как погрузился мертвец, но ничего уже не было видно: тело с двумя камнями тотчас же потонуло. Крупные струи, пошедшие по поверхности воды, быстро замирали. Дело было кончено. — Господа, — обратился ко всем Пётр Степанович, — теперь мы разойдёмся. Без сомнения, вы должны ощущать ту свободную гордость, которая сопряжена с исполнен ...

- 101 -


— Ничего не услышит. А Шатов если придёт, я вас спрячу в ту комнату. — Шатов не придёт; и вы напишете, что вы поссорились за предательство и донос… нынче вечером… и причиной его смерти. — Он умер! — вскричал Кириллов, вскакивая с дивана. — Сегодня в восьмом часу вечера, или лучше, вчера в восьмом часу вечера, а теперь уже первый час. — Это ты убил его!.. И я это вчера предвидел! — Ещё бы не предвидеть? Вот из этого револьвера (он вынул револьвер, по-видимому показать, но уже не спрятал его более, а продолжал держать в правой руке, как бы наготове). — Странный вы, однако, человек, Кириллов, ведь вы сами знали, что этим должно было кончиться с этим глупым человеком. Чего же тут ещё предвидеть? Я вам в рот разжёвывал несколько раз. Шатов готовил доно ...

- 102 -


«Не застрелится», тревожился Пётр Степанович. — Кому узнавать-то? — поджигал он. — Тут я да вы; Липутину что ли? — Всем узнавать; все узнают. Ничего нет тайного, что бы не сделалось явным. Вот Он сказал. И он с лихорадочным восторгом указал на образ Спасителя, пред которым горела лампада. Пётр Степанович совсем озлился. — В Него-то, стало быть, всё ещё веруете и лампадку зажгли; уж не на «всякий ли случай»? Тот промолчал. — Знаете что?, по-моему, вы веруете, пожалуй, ещё больше попа. — В кого? В Него? Слушай, — остановился Кириллов, неподвижным, исступлённым взглядом смотря пред собой. — Слушай большую идею: был на земле один день, и в средине земли стояли три креста. Один на кресте до того веровал, что сказал другому: «будешь сего ...

- 103 -


«Неужто в окно убежал?» В самом деле, в одном окне отворена была форточка. «Нелепость, не мог он убежать через форточку». Пётр Степанович прошёл через всю комнату прямо к окну: «Никак не мог». Вдруг он быстро обернулся, и что-то необычайное сотрясло его. У противоположной окнам стены, вправо от двери, стоял шкаф. С правой стороны этого шкафа, в углу, образованном стеною и шкафом, стоял Кириллов, и стоял ужасно странно, — неподвижно, вытянувшись, протянув руки по швам, приподняв голову и плотно прижавшись затылком к стене, в самом углу, казалось, желая весь стушеваться и спрятаться. По всем признакам, он прятался, но как-то нельзя было поверить. Пётр Степанович стоял несколько наискось от угла и мог наблюдать только выдающиеся части фигуры. Он всё ещё не решался подвинуть ...

- 104 -


Он воротился домой весьма грустный. Не то чтоб он боялся того, что Пётр Степанович так вдруг их покинул, но… но он так скоро от него отвернулся, когда позвал его этот молодой франт и… он ведь мог бы ему сказать что-нибудь другое, а не «до приятнейшего» или… или хоть покрепче руку пожать. Последнее-то и было главное. Что-то другое начинало царапать его бедненькое сердце, чего он и сам ещё не понимал, что-то связанное со вчерашним вечером. Глава седьмая. Последнее странствование Степана Трофимовича I Я убеждён, что Степан Трофимович очень боялся, чувствуя приближение срока его безумного предприятия. Я убеждён, что он очень страдал от страху, особенно в ночь накануне, в ту ужасную ночь. Настасья упоминала потом, что он лёг спать уж ...

- 105 -


— Вы коль учителем, то вам что же в Хатове? Али дальше куда? — Я… то есть я не то чтобы дальше куда… C’est-?-dire[248], я к одному купцу. — В Спасов надо-ть быть? — Да, да, именно в Спасов. Это, впрочем, всё равно. — Вы коли в Спасов, да пешком, так в ваших сапожках недельку бы шли, — засмеялась бабёнка. — Так, так, и это всё равно, mes amis[249], всё равно, — нетерпеливо оборвал Степан Трофимович. «Ужасно любопытный народ; бабёнка, впрочем, лучше его говорит, и я замечаю, что с девятнадцатого февраля у них слог несколько переменился и… и какое дело, в Спасов я или не в Спасов? Впрочем, я им заплачу, так чего же они пристают?» — Коли в Спасов, так на праходе, — не отставал мужик. — Это как есть так, — ввернула бабёнка с оду ...

- 106 -


— Но вы ещё так молоды, vous n’avez pas trente ans[264]. — Тридцать четыре-с, — улыбнулась Софья Матвеевна. — Как, вы и по-французски понимаете? — Немножко-с; я в благородном доме одном прожила после того четыре года и там от детей понаучилась. Она рассказала, что после мужа оставшись всего восемнадцати лет, находилась некоторое время в Севастополе «в сёстрах», а потом жила по разным местам-с, а теперь вот ходит и Евангелие продаёт. — Mais mon Dieu[265], это не с вами ли у нас была в городе одна странная, очень даже странная история? Она покраснела; оказалось, что с нею. — Ces vauriens, ces malheureux!..[266] — начал было он задрожавшим от негодования голосом; болезненное и ненавистное воспоминание отозвалось в его сердце мучительн ...

- 107 -


Степан Трофимович глядел в чрезвычайно одушевившееся лицо Софьи Матвеевны чуть не с укором и несколько раз делал жест, чтоб остановить её. Но она стала на своём и досказала: по её словам, она уже была здесь летом с одною «очень благородною госпожой-с» из города и тоже заночевали, пока пароход не приходил, целых даже два дня-с, и что такого горя натерпелись, что вспомнить страшно. «Вот вы, Степан Трофимович, изволили спросить эту комнату для одного себя-с… Я только потому, чтобы предупредить-с… Там в той комнате уже есть приезжие, один пожилой человек и один молодой человек, да какая-то госпожа с детьми, а к завтраму полная изба наберётся до двух часов, потому что пароход, так как два дня не приходил, так уж наверно завтра придёт. Так за особую комнату и за то, что вы вот спросили у них ...

- 108 -


— «И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия: Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если б ты был холоден или горяч! Но поелику ты тёпл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: “я богат, разбогател, и ни в чём не имею нужды”, а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг».{114} — Это… и это в вашей книге! — воскликнул он, сверкая глазами и приподнимаясь с изголовья; — я никогда не знал этого великого места! Слышите: скорее холодного, холодного, чем тёплого, чем только тёплого. О, я докажу. Только не оставляйте, не оставляйте меня одного! Мы докажем, мы докажем! — Да не оставлю же я вас, Степан Трофимович, никогда не оставлю-с! — схватила она его руки и сж ...

- 109 -


Началась было суматоха. Но Степан Трофимович слабым голосом пролепетал, что он действительно бы заснул une heure[310], а там — un bouillon, un th?… enfin, il est si heureux[311]. Он лёг и действительно как будто заснул (вероятно, притворился). Варвара Петровна подождала и на цыпочках вышла из-за перегородки. Она уселась в хозяйской комнате, хозяев выгнала и приказала Даше привести к себе ту. Начался серьёзный допрос. — Расскажи теперь, матушка, все подробности; садись подле, так. Ну? — Я Степана Трофимовича встретила… — Стой, молчи. Предупреждаю тебя, что если ты что? соврёшь или утаишь, то я из-под земли тебя выкопаю. Ну? — Я со Степаном Трофимовичем… как только я пришла в Хатово-с… — почти задыхалась Софья Матвеевна… — Стой, молч ...

- 110 -



Страниц всего: 130
[1-10] [11-20] [21-30] [31-40] [41-50] [51-60] [61-70] [71-80] [81-90] [91-100] [101-110] [111-120] [121-130]