Зиновьев А. А. -- Русская трагедия (Гибель утопии)

- 89 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

– Это во-первых. А во-вторых?

– Во-вторых, крах марксизма был подготовлен всей послевоенной (послесталинской) эволюцией страны. Я не буду рассматривать то, что происходило с марксизмом на Западе. Это, конечно, оказало влияние на положение с марксизмом у нас. Но главными тут были внутренние факторы. Назову некоторые из них (из числа главных). Прежде всего, происходило нарастание неадекватности марксистского учения той реальности, которая формировалась. Реальный коммунизм превращал в бессмыслицу и в объект насмешек многие положения марксизма, которые идеология раздувала и которые были всем известны с детства. Идеологическая картина советского общества стала восприниматься людьми как вопиющая ложь, как жульническая маскировка неприглядной реальности. Деморализующий эффект от этого оказался сильным не потому, что люди осознали недостатки реального коммунизма (они стали привычными), а потому, что реальность не оправдала обещания идеологов и руководителей страны.

– К этому добавилась официальная критика сталинизма.

– В хрущевские годы и первые годы брежневского правления началась всесторонняя критика сталинизма во всех слоях советского общества. Эта критика постепенно переросла в критику советского коммунистического строя вообще. Крайним проявлением этой эпидемии явилось диссидентское движение, «самиздат» и «тамиздат». Критике подверглась и сталинская «вульгаризация» идеологии, которая постепенно переросла в пренебрежительное отношение к идеологии вообще. Даже в кругах самих идеологов и партийных деятелей, занятых в идеологии, стали стыдиться апеллировать к идеологии и ссылаться на нее. В область идеологии устремились толпы всякого рода «теоретиков», т.е. неудачников, графоманов и карьеристов из различных наук, которые буквально заполонили идеологию модными идейками и словечками. И все это делалось под соусом творческого развития марксизма. Причем, сами эти творцы в своих узких кругах издевались над развиваемым ими марксизмом. Они воображали, будто делают духовную революцию, лишь в силу необходимости прикрываясь интересами марксизма. На самом деле они ничего другого, кроме безудержного словоблудия, производить не могли. Однако они наносили ущерб идеологии, имея за это награды и похвалы.

– Какую роль в крахе марксизма в России сыграл Запад?

– Наконец, фактор Запада. В Советском Союзе прилагались титанические усилия к тому, чтобы выработать у советских людей иммунитет по отношению к влиянию Запада.

– Оно считалось тлетворным.

– Оно и было таким на самом деле. Ведь шла идеологическая война. Война нового типа.

Запад обрушил на советское общество мощнейший поток информации (скорее, дезинформации) о жизни на Западе, западной культуры (скорее, массовой псевдокультуры), идеологии, пропаганды западного образа жизни и критики образа жизни советского. И надо сказать, что он нашел тут благоприятную ситуацию. Советский идеологический аппарат оказался не в состоянии ему противостоять. Никакие усилия советской контрпропаганды и карательных органов (в том числе – глушение западных радиостанций и аресты) не могли остановить это наступление Запада на уши советских людей. Последние, в особенности – образованные и привилегированные слои, испытали такое влияние Запада, какого до сих пор не знала не только советская, но и досоветская русская история. Оказалось, что советские люди не имели защитного иммунитета против такого влияния.

– Запад стал для нас величайшим соблазном.

– Западная антисоветская пропаганда и сами советские люди, клюнувшие на нее, игнорировали различие конкретных условий Запада и Советского Союза, сравнивали их жизненный уровень просто по схеме: у них так (хорошо), а у нас – так (хуже). И на вопрос «почему?» ответ видели там, куда указывали с Запада: виноват коммунистический (советский) социальный строй. Сбросьте коммунизм и установите западный строй, и у вас будет так же хорошо, как на Западе.

– А как было на самом деле на реальном Западе, нам не объясняли.

– Советским людям на Западе показывали магазины, курорты, свободу передвижения и т.п. А об основах западного образа жизни – ни слова правды. Склонность к критическому отношению ко всему своему и зависть ко всему чужому, а также ненаказуемость бесчисленных поступков советских людей, наносивших ущерб советскому обществу, довершили комплекс причин, сделавших идеологический и моральнопсихологический кризис советского общества неотвратимым. И, как я уже сказал, контрреволюция после 1985. года довершила этот процесс, лишив марксизм статуса государственной идеологии. И марксизм просто стушевался. Его всерьез никто не защищал.

Марксизм и крах коммунизма

– Способствовал ли марксизм в какойто мере краху советского коммунизма?

– Конечно. Он помешал научному пониманию советского и западного общества, а также происходивших в мире перемен. В той мере, в какой советское руководство считалось с ним, оно совершало грубые ошибки. Марксизм занизил интеллектуальный уровень руководства, дезориентировал его. Сама идея материального изобилия при коммунизме и распределения материальных благ по потребностям оказалась самоубийственной для реального коммунизма, сместив систему ценностей из духовной сферы в материальную.

Будущее марксизма

– Сейчас много говорят о необходимости идеологии. Возможно ли возрождение марксизма?

– Повторяю: сохранять марксизм можно было как угодно долго, если бы сохранялась власть, для которой он был бы идеологией, и идеологический механизм, использующий и культивирующий его. Сами марксистские тексты таковы, что любые идеи можно было погрузить в них и истолковать их как дальнейшее творческое развитие марксизма. Но раз он рухнул, то восстановить его без этого в той же роли невозможно. Для этого нет должных условий. Есть мелкие группки и даже партии, сохраняющие верность марксизму. Но они мизерные. Их интеллектуальный уровень низок. Серьезных сил, связывающих себя с марксизмом, нет, и вряд ли они появятся. Плюс – антимарксистская пропаганда. Отрицательный опыт прошлого. Предательство КПСС. За счет марксизма сейчас никто не прокормится – он не оплачивается. С другой стороны, по своему содержанию он стал анахронизмом, неадекватным состоянию России и современным процессам в мире. В западном мире нет серьезных сил, для которых он стал бы знаменем. Он стал неконкурентоспособным в борьбе за «уши» людей.

А что с философией?

– Помните, – говорю я, – в советские годы мы все должны были изучать философию. А сейчас она как будто испарилась.

– Это и понятно, – говорит Критик. – Советская философия тесно срослась с марксизмом. Ее вообще считали марксистской, считали частью марксистской (советской) идеологии. Отмена марксизма как государственной идеологии ударила, естественно, и по советской философии. Философы наложили в штаны и стушевались, что тоже естественно.

– Но не исчезли совсем.

– Да. И это тоже понятно. Советская философия не сводилась к марксизму. В ней всегда сохранялась и даже преобладала немарксистская часть. Конечно, с марксистской интерпретацией. А это – в основном западная философия, составлявшая основу западнистской идеологии. В послесталинские годы западная философия устремилась в советскую и фактически заполонила ее. Это стало одним из основных каналов проникновения западной идеологии в Советский Союз, орудием холодной войны. Самые «передовые» советские философы стали активными перестройщиками. Так что советская философия в этом ее качестве стала одним из факторов разгрома советского коммунизма. И теперь российские философы (за редким исключением) служат западнизации России. Так что полное истребление ей не угрожает.

Будущее идеологии

– Возможно ли в наше время вообще изобрести какуюто новую идеологию большого масштаба, сопоставимую с марксизмом?

– Самая высокая и дерзкая претензия, на какую способен человек, это – создание великой идеологии, сопоставимой с великими мировыми религиями. Такой была претензия мыслителей эпохи просвещения. Такой была претензия марксизма. Построить учение более высокого интеллектуального уровня, более научное и более адекватное современной реальности, чем марксизм, возможно. Но для великой идеологии это лишь одно из условий. Нужны еще другие условия, которых нет. Так что в обозримом будущем великая идеология, о которой Вы говорите, вряд ли возможна.

– Почему?

– Что такое идеология?

– Совокупность идей.

– А что такое идея?

– Утверждение или совокупность утверждений, коротко говоря, выраженная в языке мысль.

– Не любая мысль есть идея, а лишь мысль, обладающая определенными свойствами. Это мысль, влияющая на поведение людей, побуждающая их на определенные поступки или удерживающая их от определенных поступков. Чтобы выполнить эту роль, она должна быть построена по определенным правилам. Идеология есть совокупность идей, влияющих на поведение людей. Она создается по особым правилам. И должен быть особый механизм навязывания ее людям и поддержания ее действенной силы. Великая идеология имеет сферой действия большие массы и объединения людей и предполагает достаточно большой механизм (т.е. особых людей и их организацию) ее жизнедеятельности. Необходимы определенные условия, чтобы такой феномен возник и сохранялся длительное время. Такие условия существуют не всегда.

– Как обстоит дело в этом отношении в нашу эпоху?

– В нашу эпоху возникли средства и способы формирования сознания людей и манипулирования ими путем воздействия на их сознание гораздо более мощные, чем идеологические, – неидеологические, антиидеологические и сверхидеологические. Наступила эпоха сверхидеологии.

–А смогли бы вы создать учение, превосходящее марксизм и западную идеологию по интеллектуальному уровню, по степени научности и по степени адекватности нынешнему состоянию человечества?

– Что касается степени научности и интеллектуального уровня, я такое учение создал, в чем вы сами могли убедиться неоднократно. Но именно это есть основное препятствие на пути превращения его в действенную идеологию. Что Вы имеете в виду, говоря об адекватности?

– Выражение интересов людей, общественных потребностей. Воздействие на умы. Влияние на ход истории.

– Первые два качества, о которых я говорил, исключают это. Сейчас с этой точки зрения более адекватной эпохе является интеллектуальная деградация идеологии. Теперь даже марксизм выглядит чрезмерно умным.

Российская идеологическая помойка

– Как вы оцениваете состояние нынешней России в идеологическом аспекте?

– Вы же сами можете постоянно и повсюду наблюдать неудержимый процесс деградации России в этом аспекте. Резкое занижение образования для широких слоев населения. Миллионы детей, не посещающих школу и остающихся безграмотными. Изо дня в день педантичная проповедь религиозного мракобесия. Православие настырно пробивается на роль государственной идеологии. И власть это поощряет. Моральный уровень населения от этого не повышается, а оглупление усиливается. Сектантство. Мракобесие, исходящее с высот науки. Худшие явления западной идеологии, мощным потоком устремившиеся в Россию. Неудержимая фальсификация истории и настоящего. Крах системы ценностей прошлых поколений. Одним словом – идеологическая помойка, клоака, мусорная свалка. И никаких возможностей для просвещения масс.

- 89 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться