Зиновьев А. А. -- Русская трагедия (Гибель утопии)

- 83 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Иначе обстояло дело с приватизацией в России после антикоммунистического переворота. Она коснулась экономики коммунистической, в которой почти все предприятия были государственными (общественными). Что это значит, об этом говорилось выше. Приватизировались предприятия и целые сферы хозяйства, совершенно не приспособленные к условиям частнособственнической и частнопредпринимательской экономики, – к условиям бизнесной экономики. Волевым решением власти стали создавать экономику частного бизнеса не путем инвестиций капиталов в создание новых предприятий – ничего подобного не было, – а путем захвата готовых коммунистических предприятий хозяйства страны частными лицами. Захвату придали экономическую видимость. На самом деле это была неэкономическая операция. Это был грабительский захват богатств страны, разгромленной в войне нового типа. Это было мародерство, воровство, использование положения, награда за предательство и т.д., но только не экономические мероприятия. Разговоры о некоем первоначальном накоплении капитала были вопиющим невежеством и жульническим прикрытием и оправданием военного грабежа

В результате этой так называемой приватизации были уничтожены советские трудовые коллективы, бывшие основой социальной организации населения и ячейками его жизнедеятельности. Были уничтожены невыгодные с точки зрения бизнеса предприятия и предприятия, нежелательные с точки зрения интересов западных стран. Возникла безработица. Началось идейное и моральное разложение широких слоев населения. Началось состояние, названное словом «беспредел», т.е. социальноэкономическая катастрофа страны.

Невозможно поверить, будто российские реформаторы искренне верили в то, что эта приватизация приведет к подъему российской экономики на уровень западных стран. Их западные советники (вернее, хозяева) знали, что приватизация советской экономики неизбежно приведет к краху, чего и хотели на Западе. Приватизация была осуществлена как грандиозная диверсионная операция Запада. Осуществлена руками российских реформаторов, сыгравших роль «пятой колонны» Запада в России. Впечатление такое, будто армия завоевателей захватила страну и преобразовала ее применительно к своим интересам. Население России разделилось на грабителей и ограбленных. Грабители – внутренние завоеватели, поддерживаемые и руководимые внешними.

Новая постсоветская экономика стала создаваться в России не путем превращения коммунистической экономики в западнистскую, что было исключено в принципе, а путем преднамеренного разрушения первой и создания из ее материала некоего подобия второй. О какомто превращении здесь говорить в такой же мере правомерно, в какой построение нового дома на месте и из материала разрушенного дома есть превращение одного и того же дома из одного состояния в другое.

Постсоветская экономика еще находится в стадии формирования. Но основные черты ее видны уже сейчас. Это лишь подобие западнистской экономики. Она есть гибрид советизма и западнизма. Она лишь частично инвестиционная. Изнутри инвестировать некому. Государство нищее. Встав на путь приватизации, оно оказалось само ограбленным, а с другой стороны стало соучастником грабежа. Сохранив за собой часть собственности, оно само стало нуждаться в инвестициях. Оставшись частичным собственником крупных предприятий и отраслей, созданных в советских условиях, не рассчитанных на бизнес в западном духе, оно оказалось зависимым от мирового «рынка» (от Запада в первую очередь). Оно оказалось в положении частного предпринимателя.

Российская экономика утратила экономический суверенитет. На уровне крупных предприятий она превратилась в придаток западной экономики. На уровне средних и мелких предприятий доминирующими являются предприятия сферы обслуживания, – мелкая торговля, рестораны, посреднические конторы, агентства, исследовательские центры, учебные заведения и т.п., одним словом – непроизводительные предприятия. На вершине экономической пирамиды хозяйничают «олигархи», сросшиеся с государственным аппаратом – гибрид сверхгосударственной и сверхэкономической власти. С одной стороны, тут заметны черты сверхобщества советскозападнистского типа. А с другой – видны черты колониальной экономики. Не видно только обещанного реформаторами расцвета и подъема на уровень «цивилизованных» стран.

Приходите и инвестируйте нами

Общеизвестна такая легенда. Представители русских, живших в состоянии постоянных междоусобиц, обратились к чужеземцам варягам со словами: «Земля наша богата, а порядку в ней нет. Приходите и правьте нами!» Варяги пришли и установили порядок; так возникло русское общество.

Не берусь судить, соответствует эта легенда реальности или нет. Но наблюдая ситуацию в нынешней (постсоветской) России, я склоняюсь к тому, что в этой легенде доля истины есть. В самом деле, посмотрите, с какой настойчивостью правители нынешней России и их высокообразованные чиновники и советники умоляют западных предпринимателей буквально в таких словах: земля наша самая богатая на планете, а освоить ее мы сами никак не можем; инвестируйте свои капиталы у нас, в России, причем на самых выгодных для вас условиях!

Учитывая законы социальной организации западных стран и постсоветской России, имитирующей западнизм, я эти мольбы вождей россиян и их советников понимаю так: земля наша богата (а некоторые из них утверждают, будто наша земля самая богатая в мире), а использовать эти богатства мы сами неспособны, так что приходите к нам и инвестируйте нами! При этом слово «инвестируйте» наши российские просители употребляют как современную модную замену устаревшего русского слова «управляйте».

Наши просители удивляются и даже обижаются, что западные инвесторы (т.е. управители) не торопятся приходить к нам и инвестировать нами. Мы их умоляем, свои горбы готовы подставить и штаны готовы для порки спустить (мы же понимаем, что без порки никакая инвестиция нам не нужна), а они, видите ли, нос воротят! Но потерпите немного (а если и много, нам не привыкать!), и инвесторы придут. И так нас отинвестируют, что сталинские порки верхом либерализма припомнятся. Непременно придут. Не для того Советский Союз и коммунизм громили, чтобы не приходить. Придут. И порядок наведут. Свой порядок, конечно. Такой, какой положено по законам инвестиции капиталов, причем капиталов западных, глубже говоря американоанглийских, американонемецких и т.д., а еще глубже – западнистских или американистских.

Я знаю, что найдутся экономисты, которые с цифрами в руках «докажут» выгодность иностранных инвестиций (они могут «доказать» что угодно в зависимости от высшей установки), но они не в силах отменить тот факт, что в сложившихся для постсоветской России условиях проблема западных инвестиций есть проблема не экономическая, а социальнополитическая. Настойчивые мольбы российской власти об иностранных инвестициях свидетельствуют о том, что новая (постсоветская) социальная организация России просто не в состоянии решать большие внутренние проблемы (включая хозяйственные) внутренними силами страны. Она не способна мобилизовать интеллектуальные потенции страны, чтобы найти свое оригинальное (незападное) теоретическое решение своих незападных проблем. Она не способна решиться на практическое воплощение в жизнь своих незападных решений.

В силу условий рождения постсоветской социальной организации в стране сложился такой «поворот мозгов», что власть имущая и формирующая умы россиян часть населения вообще не мыслит себе дальнейший ход жизни вне западнизации и, само собой разумеется, без вторжения Запада в тело российского общества. Мольбы об западных инвестициях означают жажду превратить потенциальную западную оккупацию России в актуальную – привести хозяйственноделовой аспект жизни страны в соответствие с политическиидеологическим. Правящие и привилегированные слои россиян справедливо гневаются на западных толстосумов: они по указке западных наставников и с их помощью разгромили свой социальный строй и повели страну по западному пути, а западные наставники не хотят помогать им строить в России обещанный западный экономический рай!

Зримые черты западнизма

– Наш народ всегда возлагал надежды на высшую власть, – говорит Защитник, – Надежды никогда не оправдывались. И всетаки народ каждый раз надеется.

– Это у нас в крови?

– Очевидно. Надеялись на Путина, хотя все знали, что он ставленник ельцинской «семьи».

– На что надеялись?

– Что он отменит приватизацию. Во всяком случае, что национализирует энергетику, природные ресурсы, финансовую систему. А что он делает? Объявляет результаты приватизации не подлежащими пересмотру. Более того, он пошел дальше Ельцина: проводит земельную реформу.

– В чем она заключается?

– Если оставить в стороне словесные выкрутасы, то суть ее – распродать землю в частную собственность и создать класс частных землевладельцев. Причем он будет состоять в основном из иностранцев. Коечто перепадет и русским, конечно. Фактически этот процесс уже идет. Реформа его лишь узаконивает

– Это будет завершение переворота?

– Нет. Впереди банковская реформа. Она уже готовится.

Семинар

Семинар приобретает все более важное значение не только для меня, но и для других его участников. Причем чисто теоретическая линия все более отступает на второй план. На первый план выходят проблемы жизненно актуальные: что происходит в стране? долго ли мы будем терпеть это? что делать, чтобы остановить падение страны и гибель нашего народа? Жена ошибалась, думая, что мы создаем секту. На самом деле мы на пути к политической организации. Критик, конечно, мыслительодиночка. Но мысли его порождают стремление к групповой деятельности. Люди, делающие «Сопротивление», напечатали первый номер материалов семинара. В предисловии прямо так и сказано, что идеи Критика суть руководство к действию. В условиях разжигания антиэкстремистских умонастроений это выглядит как донос и провокация. Я сказал об этом Критику.

– Донос кому, – сказал он. – Властям. Провокация для чего? Чтобы обратить на нас внимание как на врагов существующего социального строя? Но вы знаете другой путь заявить о себе? Нет. Вы предпочитаете остаться незаметными? Нет. Значит, чему быть – того не миновать. Волков бояться – в лес не ходить. Слово умирает без дела.

Идеология

Сложившаяся на планете ситуация с полной очевидностью обнаруживает то, какую огромную роль в жизни, в эволюции человечества играет идеология. Без коммунистической идеологии была бы невозможна победа революции и построение коммунистического социального строя в нашей стране, была бы невозможна победа в войне Германией, было бы невозможно превращение страны в сверхдержаву. Спад и кризис советской идеологии стал началом и одной из главных причин краха Советского Союза и советского социального строя Холодная война Запада, возглавляемого США, против нашей страны велась прежде всего как война идеологическая. Идеология антикоммунизма была одним из оснований интеграции стран Запада в единое западнистское сверхобшество.

Когда речь заходит об идеологии, обычно имеют в виду лишь один компонент этого социального объекта, а именно определенную совокупность идей, выражаемых словами, фразами, текстами. Буду употреблять для их обозначения выражение «идеологические учения». Но эти идеи (учения) не возникают, не существуют и не распространяются сами по себе. Их изобретают, сохраняют и распространяют определенного рода люди. Назову их идеологами. Совокупность таких людей образует второй компонент идеологии как социального объекта. Назову его идеологическим механизмом. Я скажу здесь лишь о первых

- 83 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться