Зиновьев А. А. -- Русская трагедия (Гибель утопии)

- 57 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

– И какова же эта функция?

– Обработка сознания людей и снабжение их «духовной пищей». Поскольку они действовали под контролем идеологии и были ее орудием, их в совокупности можно назвать словом «идеологенция».

– Таким образом, то, что называют словом «интеллигенция», можно разделить на образованщину и идеологенцию?

– Если хотите, да. Резкой грани тут нет. Но для начала такое разделение сгодится. Оно имеет силу и теперь.

– Каково было положение идеологенции в советское время?

– Она была (и остается!) наиболее циничной, приспособленческой, трусливой и подлой частью населения. Она была лучше других образована. Она была уверена в своей профессиональной нужности и ценности. Ее менталитет был гибок, изворотлив. Она умела представить любое свое поведение в наилучшем свете и найти оправдание любой своей подлости. Она была добровольным оплотом режима. Она была не жертвой режима, а его носителем, его слугой и хозяином одновременно. Она была социально эгоистичной, думала только о себе. Ее роль была двойственной. С одной стороны, она поставляла людей в оппозицию к режиму, сочувствовала диссидентам и даже поддерживала их, была подвержена влиянию западной пропаганды. А с другой – она поддерживала антиоппозиционные действия властей и сама активно громила диссидентов и «внутренних эмигрантов».

– Какая сторона доминировала?

– В зависимости от обстоятельств. Но постепенно первая усиливалась. В хрущевские годы стали приобретать влияние люди, выглядевшие либералами в сравнении с людьми сталинского периода. Они отличались от своих предшественников и конкурентов лучшей образованностью, «большими» способностями и инициативностью, более свободной формой поведения, идеологической терпимостью. Они вносили известное смягчение в образ жизни страны, стремление к западноевропейским формам культуры. Они стимулировали критику недостатков советского общества, сами принимали в ней участие. Вместе с тем они были вполне лояльны к советской системе, выступали от ее имени и в ее интересах. Они заботились лишь о том, как бы получше устроиться в рамках этой системы и самую систему сделать более удобной для их существования. Но при этом они стремились выглядеть так, будто они суть жертвы «режима». Не рискуя ничем и не теряя ничего, они изображали себя как бы репрессированными. Они жили, как говорится, «с кукишем в кармане». В их число вошли представители науки, литературы, музыки, журналистики, профессуры, театра, изобразительного искусства и других сфер культуры. Это известные личности, имевшие более или менее широкое и сильное влияние на умы и чувства людей. Этот слой «властителей дум» советского общества стал базой западного идейного наступления на советское общество, поставщиком людей в «пятую колонну» Запада в Советском Союзе.

– Каково отношение «либералов» и диссидентов?

– В брежневские годы «либералы» приобрели настолько сильное влияние на всю интеллигентскую среду, что первую половину брежневского правления можно было бы назвать либеральной, причем с большим основанием, чем хрущевские годы. Во вторую половину брежневского правления «либерализм» пошел на спад. Но это не означало, что «либералов» потеснили некие «консерваторы». Это означало, что сами «либералы» в массе своей стали эволюционировать в сторону «консерватизма», исчерпав свой «либерализм» и урвав свои куски от благ общества. Они уступили инициативу диссидентам, которые открыто встали на путь антисоветизма и антикоммунизма. Но как только с высот власти была дана установка на «перестройку», реформы и переворот, «либералы» оживились и стали самой активной частью сил контрреволюции, оплотом и апологетами постсоветского строя. Характерный документ на этот счет – известное письмо видных интеллектуаловлибералов, одобривших расстрел «Белого дома» по приказу Ельцина. Некоторая часть «либералов» оказалась в оппозиции, но в оппозиции довольно вялой, неорганизованной, идейно хаотичной и нельзя сказать, что умной и талантливой.

Предчувствие и жажда перемен

После финансового краха положение в стране стало еще более ухудшаться. Росла ненависть к Ельцину и ельцинизму. Настойчиво говорили, что Ельцин вотвот умрет, и с нетерпением ждали этого, надеясь на улучшения. О переменах говорили и мои собеседники.

– Перемены неизбежны, – сказал Защитник. – Но на радикальные не рассчитывайте. Все значительные события уже произошли. Будущее уже наступило. Но попытка остановить или хотя бы затормозить движение России к исторической гибели возможна. Шанс для этого, по всей вероятности, представится.

– Будет этот шанс использован в интересах России? Будет ли эта попытка успешной?

– И да, и нет.

– Как это понимать?

– По форме – да, по существу – нет. Запад уступит в поверхностных и второстепенных явлениях, но утвердится в глубинных и главных. Ему нужно удержать Россию за собой во что бы то ни стало. И он это сделает опять руками самих русских, умело манипулируя нашими внутренними силами. Коечем и коекем он пожертвует, но главные позиции удержит. Думаю, что эта попытка закончится утверждением результатов антикоммунистического (прозападного) переворота, но в национально русском обличий. Не исключено, что это обличие будут искусственно раздувать, чтобы скрыть историческую капитуляцию. Подчистят крайности ельцинизма. Коекого прижмут. Но суть нового пути России останется.

– Надолго?

– Навечно.

В таком же духе думает и Критик. Он считает, что будущее уже предопределено, никаких радикальных перемен не будет – они уже произошли. Что предстоит лишь перераспределение ролей и смена исторических актеров, перестановка декораций и смена костюмов.

– Но для них это и есть будущее!

– Надо различать будущее в социальном и физическом смысле. Будущее наступило в социальном смысле: то, что в этом смысле будет, это уже есть. А в физическом смысле, конечно, чтото будет происходить. И это будет рутинная жизнь того социального монстра, который уже родился.

– Но с ним может произойти чтото значительное?

– Что считать значительным? Произойдет приведение внешних форм российского социального монстра в соответствие с его сущностью.

– А как это произойдет конкретно?

– Как это и происходит в таких случаях: перелом (а возможно, переворот) в верхах власти.

– Какого рода переворот?

– Согласно моей теории, «Кремль» (т.е. президентский аппарат) попытается стать тем, чем он и должен быть в системе власти, а именно органом сверхвласти, подобным ЦК КПСС в советское время.

– Но ведь президент избирается!

– Генсек тоже избирался.

– Другие выборы!

– Это формальные мелочи.

– ЦК был лишь вершиной партийного аппарата.

– «Кремль» является вершиной президентского аппарата.

– Тогда была КПСС!

– И теперь попытаются создать нечто подобное. Ведь поговаривают о «партии власти» или о «президентской партии».

– Думаете, получится чтото?

– Конечно, чтото получится. Но не подлинное нечто, а лишь имитация. Сейчас в России вообще наступила имитационная эпоха. Игра в большую историю.

– Но хуже не будет?

– Как и положено по законам бытия, сначала будет видимость улучшения и даже коекакие улучшения, а потом... Одним словом, потом будем пожинать настоящие плоды контрреволюции.

Ночные мысли

Смотрю телевизор. Читаю газеты и журналы. Даже новые книги почитываю. Многое вроде бы верно. Критика. Разоблачения. Облачения. Ни к чему вроде не придерешься. Свобода слова. Свобода творчества. Но в целом возникает смутное ощущение какойто огромной лжи. В чем тут дело? Я долго ломал голову, ища объяснение этому ощущению. И, кажется, я его нашел. В нашей реальной жизни мечутся уроды, дураки, жулики, шарлатаны, развратники, обманщики, крохоборы, холуи и т.п. ничтожества, червяки, пигмеи. А в том, как это кишение пигмеев изображается в СМИ, это выглядит как высокого уровня театральная драма или трагедия. Как в сумасшедшем доме: бродят ублюдки с бумажными генеральскими погонами, с надписями на лбу «я – президент», «я – академик», «я – гениальный артист», «я – гениальный писатель», «я – великий убийца», «я – великий мафиозо» и т.п. Нашей позорной постсоветской истории придают вид великой исторической трагедии. В таком же духе преподносят дореволюционную историю России. И топчут в грязь единственно великий период нашей истории – советский. Пигмеи, чтобы выглядеть великанами, должны унавозить, унизить великанов.

Все явления современной российской жизни довольно аморфны, изменчивы, обманчивы, можно сказать, хамелеонообразны. В них нет внутренней устойчивой сущности. Последняя не просто различно проявляется, а на самом деле зависит от обстоятельств. Тут все выглядит как дурной спектакль дилетантов, как маскарад. И искать в нем какието глубинные замыслы и интеллектуальные расчеты просто бессмысленно. Что бы тут ни произошло, все приобретает видимость осмысленности лишь задним числом. И лишь видимость, а не смысл, ибо это есть лишь истолкование, которое может быть изменено как угодно. Все происходящее тут есть трясина грязной, пошлой, ублюдочной псевдоисторической жизни, в которой при желании можно найти все, что угодно, но все в какихто балаганных и мошеннических формах. Жизнь стабилизировалась, но именно в нестабильных формах. Впечатление такое, что тут строят социальный небоскреб, но строят из социального навоза, соломы, досок. И при этом претендуют на нечто подлинное. Строят сумасшедшие, дебилы и жулики, претендующие на разумное историческое творчество. Причем такое состояние возникло не просто в результате краха советской системы, а было искусственно создано и умышленно поддерживается силами Запада и их российских холуев. Мне как совку не просто трудно жить в этом безумном мире, а оскорбительно.

Не проходит и дня, чтобы средства массовой информации не сообщали об убийствах, грабежах, перестрелках конкурирующих банд, банкротствах частных фирм, многомиллионных мошенничествах, скандалах в «высшем свете» и т.п. Все это стало привычными буднями нашей постсоветской жизни. Западная бульварная пресса, к которой, так недавно мы относились с презрением, теперь смотрится как нечто пуритански скромное и даже целомудренное в сравнении с российской.

Дети

Когда я шел в парк, ко мне подошли три девочки лет 13–14 и попросили денег на... водку! Им нужно похмелиться, они так и сказали. Я извинился, что их просьбу не могу удовлетворить, так как денег не имею. Они обругали меня такими словами, каких я по своему адресу не слышал еще никогда, не слышал даже от хулиганов, с которыми приходилось сталкиваться в детстве. Я рассказал об этой истории Защитнику при встрече.

– Считайте, что вам повезло, – сказал он. – Могли и избить. Со мной недавно такая история случилась. Ко мне неподалеку отсюда подошли два парня тоже лет пятнадцати или меньше – теперь дети вырастают раньше, чем в годы нашего детства. Они предложили мне девчонку, которая стояла за кустами. Попросили за это всего сто рублей. Тоже на выпивку. Я отказался. Тогда они потребовали отдать все деньги, какие со мной, угрожая избить, да в таких выражениях, какие в гангстерских фильмах не услышишь. Плюс к тому – мат и скабрезности. Мне повезло – появились другие люди, и парни с девчонкой ушли. Уходя, девчонка сказала, что я старый импотент, и чтото еще похабное.

- 57 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться