Достоевский Ф. М. -- Бесы

- 128 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

{94}

Тентетников — персонаж второго тома «Мёртвых душ» Н. В. Гоголя.

{95}

Вальтасаровский пир — пир, на котором царь Валтасар со своими гостями, жёнами и наложницами пьют и едят из сосудов, вынесенных из Иерусалимского храма, и славят идолов. Появляется рука, которая пишет таинственные слова: мене, мене, текел, упарсин, предрекающие гибель царя и царства, совершающуюся в ту же ночь. См: Дан. 5.

{96}

Помпей (Великий) Гней (106–48 до н. э.) — римский консул, прославленный полководец, убит по приказу Цезаря.

{97}

Кассий Лонгин, Гай (85–42 до н. э.) — один из руководителей заговора против Цезаря.

{98}

Анк-Марций — легендарный четвёртый царь Рима (ок. 640–616 до н. э.).

{99}

Ср.: «Придите ко Мне все труждающиеся и обременённые, и Я успокою вас» (Мф. 11, 28).

{100}

Прототипом третьего чтеца послужил либеральный профессор русской истории и истории искусства в Петербургском университете П. В. Павлов (1823–1895). Его нашумевшую речь, посвящённую тысячелетию России, вызвавшую овации публики, Достоевский слышал на литературном вечере 2 марта 1862 г. Следствием речи была ссылка Павлова в Ветлугу и Кострому, длившаяся до 1869 г. По свидетельствам современников, Павлов, успешно читавший лекции, в разговоре производил впечатление психически больного (12, 312).

{101}

В николаевскую эпоху в цензуре в разное время служили О. И. Сенковский, С. Т. Аксаков, П. А. Вяземский, Ф. Н. Глинка, Ф. И. Тютчев, А. В. Никитенко и др. В 1855 г. в цензоры Петребургского цензурного комитета поступил И. А. Гончаров (12, 313).

{102}

Имеется в виду памятник тысячелетию России скульптора М. О. Микешина (1836–1896), воздвигнутый 8 сентября 1862 г. в Новгороде близ Софийского собора.

{103}

Онёры (от франц. honneur) — почести, честь.

{104}

Как установил С. Панов в статье «“Литературная кадриль” в романе “Бесы”», «“кадриль литературы” имела свои “прототипы”, например “литературную кадриль”, устроенную Московским артистическим кружком на костюмированном балу в залах Дворянского собрания в феврале 1869 г. Все участники этой кадрили были “загримированы и одеты с намёками на то или другое направление наличных московских или петербургских газет. <…> условлено было во время исполнения кадрили временами переходить с спокойных танцев на более или менее смелый канкан, причём из особой “наблюдательной ложи” раздавался звонок, музыка внезапно умолкала, и виновный приглашался к барьеру “наблюдательной ложи”, где ему объявлялось “первое предостережение”. Если тот же танцор или танцорка вновь нарушали законы маскарадного благочиния, им, при той же обстановке, давалось “второе предостережение”, затем третье, а за ним уже следовало торжественное изгнание виновного из состава кадрили и из танцевальной залы…

Такого нарушителя порядка брали под руки и под звуки марша выводили из залы, что знаменовало собою прекращение литературной деятельности или “закрытие” газеты» (см.: А. И. Соколова. Комический случай с П. И. Чайковским // Исторический вестник, 1910, № 2. С. 559–560) (12, 315).

{105}

Имеется в виду журнал «Дело», связанный с революционной эмиграцией, выходивший в Петербурге с 1866 по 1888 г. Танец «в кандалах», очевидно, указывает на то, что «Дело» не было освобождено от предварительной цензуры и после принятия в 1865 г. новых «правил печати».

{106}

Очевидно, имеются в виду «Московские ведомости» M. Н. Каткова.

{107}

«Полинька Сакс» — повесть (1847) А. В. Дружинина (1824–1864), где герой помогает своей жене, полюбившей другого, соединиться с любимым человеком.

{108}

Кириллов вспоминает слова Иисуса, которыми он ответил саддукеям, говорившим что нет воскресения, и спрашивавшим о жене, имевшей мужьями по очереди семь братьев, чьей женой она будет в воскресении: «заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией, ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают как Ангелы Божии на небесах» (Мф. 22, 29–30).

{109}

По мусульманскому преданию, Магомет, разбуженный ночью архангелом Гавриилом, задевшим крылом кувшин с водою, облетел на коне рай, говорил с Богом, видел геенну огненную, и, воротясь, успел подхватить падавший кувшин.

{110}

«Да здравствует большая дорога» — таков общепринятый перевод, однако французское слово vive (vivre — жить, существовать) даёт онтологически более точный и глубокий смысл высказывания — «да будет большая дорога — а там что Бог даст».

{111}

«Полная безверия», по определению Достоевского, книга Э.-Ж. Ренана (1823–1892) вышла в 1863 г. Цель Ренана была представить Иисуса только и исключительно человеком.

{112}

Ещё один пример значимости французского языка у Достоевского. Перевод («все направляются в Спасов») не передаёт буквального значения французской фразы: весь мир идёт в Спасов. То есть весь мир движется к спасению и в объятия своего Спасителя.

{113}

Нагорная проповедь (Мф. 5–7; Лк. 6, 17–49) открывается заповедями блаженства, которые Степан Трофимович, вышедший «на большую дорогу», имеет основания отнести к себе.

{114}

Откр. 3, 14–17. Степан Трофимович загадывает по Евангелию о будущем, и ответ на его вопрошание, пожалуй, содержится в строках, непосредственно следующих за приведёнными в романе: «Советую тебе купить у Меня золото, огнём очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть. Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся. Сё, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со мною. Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцем Моим на престоле Его» (Откр. 3, 18–21).

{115}

Ури — один из кантонов Швейцарии. Герцен, будучи лишённым в 1851 г. прав состояния и потеряв возможность вернуться в Россию, принял швейцарское подданство, став гражданином кантона Фрейбург (12, 319).

{116}

Известно два варианта главы «У Тихона»: 1) корректурные гранки декабрьской книжки «Русского вестника» 1871 г. с обильной авторской правкой на полях (пятнадцатая гранка отсутствует); 2) список А. Г. Достоевской — копия, сделанная с неизвестной рукописи и не доведённая до конца. По списку А. Г. Достоевской в публикуемом тексте, подготовленном редколлегией академического Собрания сочинений в 30 т., восстанавливается текст утраченной гранки. Два варианта отличаются существенными разночтениями; наиболее важные для понимания смысла романа варианты текста приводятся в примечаниях.

Прототипом, прообразом для своего героя Достоевский избирает святого Тихона Задонского, епископа Воронежского и всея России чудотворца[329]. Такой выбор в высшей степени не случаен. Святитель глубоко родствен Достоевскому и по типу личности, и по типу творчества. Св. Тихона никак нельзя причислить к тем, о ком в монастырях говорят: «Свят, но неискусен»; обладая личной святостью и чистотой как бы изначальной, не проходившей через искус и испытание, соблазн и падение, такой монах зачастую не может служить руководителем для других, ибо сам не испытал опасностей дороги. Св. Тихон, как свидетельствует его жизнеописание, искушался и сомнением в подвиге христианском, и помыслами превозношения, и плотскими помышлениями, и самым страшным для христианина смертным грехом — унынием. Из перечисленного очевидно, что Достоевский выбрал самого подходящего наставника для своего героя. Слова, в которых характеризуются писания св. Тихона, во многом можно применить к произведениям Достоевского: «Святой Тихон пишет о самых глубоких тайнах христианства со святой простотой и сыновним дерзновением. Он сын, он друг, и ему всё открыто Христом Спасителем; и не только открыто, но дано перечувствовать, пережить и выстрадать. Оттого такая сила убедительности слов его, оттого такая власть увещания его. От творений святого Тихона истекает великое сострадание и бесконечная любовь к заблудшим малым сим, о которых нет воли Отца Небесного, чтобы погиб хотя бы один из них»[330]. Сам метод писателя и святого сходен: через реалии видимого мира восходить к нетленной реальности мира горнего, в событиях повседневных и бытовых прозревать их нетленные прообразы. В 1777–1779 годах св. Тихон создаёт труд «Сокровище духовное, от мира собираемое». «Здесь в 157 коротеньких статейках излагаются размышления о Божьей мудрости и выводы по поводу различных явлений, предметов, нечаянных встреч и случаев из жизни святителя. От мира видимого к миру невидимому идёт аналогия. От тленного мысль переносится к нетленному. Святитель видит солнце, думает о Солнце вечной правды; видит стадо, вспоминает об овцах и козлищах Евангелия; слышит фразу: “воротись, не туда пошёл”, говорит о том, чтобы шли туда, куда зовёт слово Божие. “Яко пчела сладкий мёд от цветов скоро увядающих собрал еси, отче, от тленного мира духовное сокровище, им же всех нас услаждаеши”, — поёт канон»[331].

Рассказ жизнеописания об искушениях святителя показывает, что, создавая образ Ставрогина, Достоевский, очевидно, прямо ориентировался на некоторые события жизни Тихона. «Святитель по характеру своему был горячим, раздражительным и склонным к превозношению. Много должен был он потрудиться, чтобы переломить в себе эти качества. Горячо взывал он о помощи к Господу Богу и стал преуспевать в кротости и незлобии. Когда слышал, проходя мимо, как иной раз издевались над ним монастырские служки или даже сам настоятель, говорил сам себе: “Так Богу угодно, а я достоин этого за грехи мои”. Раз сидел он на крылечке келии и мучился помыслами самомнения. Вдруг юродивый Каменев, окружённый толпой мальчишек, неожиданно подбежал к нему и ударил по щеке, шепнув на ухо: “Не высокоумь!” И дивное дело, сейчас же почувствовал святитель, как бес высокоумия отступил от него. В благодарность за это положил святой Тихон выдавать юродивому ежедневно по 3 копейки.

Большую борьбу имел святитель с плотью и с грехом уныния. Как только укреплялось его здоровье — начинала бунтовать плоть, когда слабели его силы — слабел и дух, и нападали тоска и уныние. Но и тут и там святитель, укрепляемый Божьей помощью и благодатью, выходил победителем. Один раз за литургией, по попущению Божию, напали на него нечистые помыслы. Тогда святитель начал очищать горящую восковую свечку и, незаметно для окружающих, вложил пальцы в огонь; от нестерпимой муки погас внутренний пламень. Крестообразно простираясь на земле, святитель горячо молился, чтобы Господь укротил ярость плоти, и молитва его была услышана.

- 128 -

← Предыдущая страница | Следующая страница → | К оглавлению ⇑

Вернуться
Яндекс.Метрика